Неисполнение договора цессии цессионарием

Расторжение договора цессии при неоплате

Неисполнение договора цессии цессионарием

11.01.2018 | Новая адвокатская газета | Виктория Велимирова

Эксперты «АГ» отметили качественную аргументацию определения ВС РФ. Один из них также заметил, что Верховный Суд продолжает тенденцию по защите добросовестных участников оборота и отказу в защите недобросовестных лиц.

ВС РФ вынес определение по делу №А40-172921/2016 по вопросу влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

Общество и Завод заключили договор купли-продажи оборудования, за которое был передан аванс. Завод не выполнил свою часть сделки, в связи с чем должен был вернуть денежные средства Обществу. В свою очередь последнее, выступая в качестве цедента, передало право требования Бюро, которое по соглашению об уступке должно было выплатить Обществу 80% от уступленной суммы.

В дальнейшем по делу о банкротстве Завода в реестр требований кредиторов было включено требование Бюро по основному долгу и неустойке.

Свои обязательства по оплате переданного права требования Бюро не исполнило, при этом оно уведомило Общество о решении передать право требования Комбинату.

Несмотря на то что Общество с этим решением не согласилось, Комбинат получил это право и в скором времени передал его Торговому дому. Общество направило Бюро и Комбинату уведомления о своем несогласии, но они остались без ответа.

В связи с неоплатой соглашения об уступке Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Бюро, Комбинату и Торговому дому о расторжении трех договоров цессии и истребовании из чужого незаконного владения права требования к Заводу долга и неустойки. Общество указало, что спорное требование находится у него в залоге в силу п. 5 ст. 488 ГК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций, а также суд округа отказали в удовлетворении требований.

Разрешая спор, они отметили, что неоплата не является основанием для признания сделки недействительной, то есть по существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет ее действительности, а не наличия оснований для расторжения.

Таким образом, судами нижестоящих инстанций были рассмотрены не те требования, которые заявлены, что нарушает право истца на судебную защиту в части определения и формулирования предмета иска и свидетельствует о неправильном применении судами норм процессуального права, на что и указал ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам пояснила, что требование истца необходимо разрешать с учетом положений п. 2 ст. 450 ГК РФ, так как в данном случае появилось основание для расторжения договора из-за существенного нарушения его условий одной из сторон.

Также Суд разъяснил, что в части иска, касающейся лишения прав на спорное требование конечного цессионария, необходимо учитывать, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает только стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев.

Вместе с тем Суд сослался на п. 3 ст.

308 ГК РФ, в которой указано, что конкретные обязательственные условия предшествующих соглашений об уступке не должны затрагивать прав лиц, не являющихся сторонами данных соглашений, поскольку такие условия носят относительный характер и не могут связывать третьих лиц (исключение могут составлять случаи, когда последующие цессионарии являются недобросовестными). В результате ВС РФ определил отправить дело на новое рассмотрение, указав на необходимость оценить добросовестность Комбината и Торгового дома как последующих цессионариев, а также проверить и довод о совместном злоупотреблении Обществом и Бюро своими правами.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов считает, что это достаточно важное решение для практики, так как здесь разбирается вопрос влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

«Верховный Суд указывает, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев. Исключение – когда последующие цессионарии являются недобросовестными, например, действуют согласованно с первым цессионарием.

Суды при этом должны установить недобросовестность таких третьих лиц, иначе не будет оснований для принятия решения, которое может затрагивать их права», – пояснил эксперт.

Денис Фролов добавил, что на практике это распространенная ошибка, так как суды часто неправильно разрешают подобные споры, например, принимая решения, которые затрагивают права дальнейших цессионариев, не имея никаких доказательств их недобросовестности.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/rastorzhenie_dogovora_tsessii_pri_neoplate/

Что еще нужно знать о взыскании денежных средств по договору уступки? В помощь взыскателям, должникам и не только. Мнение ВС РФ

Неисполнение договора цессии цессионарием
“Цессионария нужно привлекать в качестве третьего лица в спор между цедентом и должником”.

Вот такой интересный вывод сделала Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в феврале прошлого 2019 года при рассмотрении очередной кассационной жалобы, принятой к своему рассмотрению.

Чтобы не сильно загружать Вас юридическими терминами попробую, как обычно, без лишней “юрисдистики” рассказать, чем этот вывод ВС РФ так важен и интересен не только Банкам и коллекторам, моим коллегам, но и некоторым “простым смертным” Должникам). Итак.

Напоминаю, что (если в сотый раз не переписывать формулировки норм ГК РФ), то Договор Цессии или Уступка права требования – это простыми словами – соглашение (договор), заключенное между “старым кредитором” (цедентом, как правило, Банком) и “новым кредитором” (цессионарием, как правило, коллектором), согласно которого “новому кредитору” (коллектору) от Банка переходят все права и обязанности, в том числе и право требовать погашение задолженности, по отношению к должнику (Заемщику), согласно условиям основного договора, права по которому передаются.

На практике часто оказывается так, что Банк (цедент) переуступает долг коллектору (цессионарию), который, в свою очередь, сначала путем получения судебного приказа, а потом (если СП отменен) и в исковом порядке пытается взыскать с Заемщика задолженность и, естественно, взыскивает. Это мы знаем все.

Но как часто Вы встречались с ситуацией, когда коллектор (цессионарий) уже долг с Должника по решению суда взыскал, а Банк (цедент) вдруг передумал и начал это самое решение суда обжаловать (мол, мои деньги и все тут)? Или наоборот: Банк долг переуступил, а потом переуступать передумал и обратился в суд за взысканием задолженности с должника? Вооот). И я с такой ситуацией в августе 2019 года столкнулась впервые. “Перерыв” тонны всей имеющейся в сети интернет судебной практики, я и “наткнулась” на обсуждаемое сегодня определение Суда.

Так вот. Верховный суд в своем определении от 15.02.2019 года на примере гражданского дела №А40-92703/2014 разъяснил права и цедента и цессионария, а именно:

“Цессионарий вправе обжаловать судебный акт по иску цедента, который пытается взыскать с должника денежные средства, если цессионария не привлекли в процесс третьим лицом. Цедент вправе ходатайствовать о пересмотре по новым обстоятельствам судебных актов по своему иску о взыскании денег с должника, если суды ему изначально отказали. Это возможно, если в другом деле суд признает действия цессионария по обращению взыскания на права требования к должнику ничтожными”.

О как!)

Суть спора, вызвавшего такой интерес ВС РФ, была таковой.

Кредитор предоставил заемщику-должнику кредит, который был обеспечен залогом. Впоследствии кредитор уступил свои права требования к должнику третьему лицу — цессионарию.

Позже цедент (старый кредитор) решил обратиться в суд с иском к должнику и взыскать с него деньги. Суды отказали, поскольку цессионарий (новый кредитор) уже обратил взыскание на права требования к должнику.

Далее цедент (старый кредитор) обратился в суд с иском о признании прав требования цессионария (нового кредитора) к должнику ничтожными, и суд такое требование удовлетворил.

Не отступая и проявляя настойчивость старый кредитор обратился в суд с заявлением о пересмотре судебных актов по новым обстоятельствам, указав, что в рамках другого гражданского дела действия цессионария (нового кредитора) по обращению взыскания на права требования к должнику суд признал ничтожными, а цедента (старого кредитора) восстановил в правах кредитора.

Суд отменил акты по новым обстоятельствам, но все равно отказали цеденту (старому кредитору) во взыскании с должника денежных средств, сославшись на то, что обязательства заемщика (должника) были прекращены, поскольку он заключил с цессионарием (новым кредитором) соглашение. При этом суд отметил, что цедент (старый кредитор) вправе требовать от цессионария (нового кредитора) исполненное ему должником по правилам искового производства о неосновательном обогащении))).

Верховный суд согласился с нижестоящими инстанциями в части выводов о том, что есть основания для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Однако отметил, что судебные акты затрагивают права цессионария (нового кредитора), поскольку содержат оговорку о праве цедента (старого кредитора) обратиться к нему с иском о взыскании исполненного как неосновательного обогащения.

Цессионария (нового кредитора) нужно было привлечь в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. В этой связи Верховный суд направил дело на новое рассмотрение.

Выводы.

Когда заявляется иск к должнику о взыскании денежных средств от лица цедента (старого кредитора) и имеет место быть ранее заключенный договор об уступке права требования, следует привлекать цессионария (нового кредитора) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. В противном случае у цессионария будет довод для отмены судебных актов по делу.

Когда заявляется иск к должнику о взыскании денежных средств от лица цессионария (нового кредитора) и имеет место быть ранее заключенный договор об уступке права требования, следует привлекать цедента (старого кредитора) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. В противном случае у цедента будет довод для отмены судебных актов по делу.

Если коллектор (новый кредитор) предъявляет иск к Должнику, но не указывает в иске Банк (первого кредитора) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора – это основание для отмены решения суда первой инстанции в суде апелляционной инстанции. НЕ СПЕШИТЕ в Суде первой инстанции в своих возражениях ссылаться на сей факт, приберегите его – это отличный инструмент для отмены решения суда в апелляции!

Подписывайтесь на канал, ставьте лайк, комментируйте публикацию и участвуйте в обсуждениях, делитесь статьей в своих социальных сетях, просвещайтесь сами и просвещайте своих знакомых и близких совершенно бесплатно.

С уважением к Вам, Т.С.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/urist13ru/chto-esce-nujno-znat-o-vzyskanii-denejnyh-sredstv-po-dogovoru-ustupki-v-pomosc-vzyskateliam-doljnikam-i-ne-tolko-mnenie-vs-rf-5e20d6c9d5bbc300b0aa4e23

Споры, связанные с уступкой права требования

Неисполнение договора цессии цессионарием

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: https://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.